Начало сайта
 

Курганскому феномену - 90!

Когда мы говорим: «Человеку исполнилось 90 лет», то чаще вceгo добавляем слово «мудрец», подразумевая мафусаиловский житейский опыт юбиляра. А теперь я предложу вам маленький эксперимент. Попробуйте к уже знакомой фразе «Человеку исполнилось 90 лет» приписать слово «спортсмен». Что, рука не поднимается?

Честно говоря, и мне не по себе. Казалось бы, знаю Георгия Алексеевича Косых целую вечность: поджарый, мускулистый, голова слегка набок (память о военной контузии)—
и бежит себе, не зная устали, и три, и пять, и десять километров. И 30 лет назад, и 20,
и все последнее десятилетие ХХ века. Но вот чем ближе становился знаковый день 1
мая, когда курганскому феномену (без всяких кавычек!) стукнет 90, тем больше я убеждался, что в принципе Косых для меня полнейшая загадка.

Ну что я знал об этом удивитель-
ном человеке? Легенду о возвра-
щении с того света, когда в конце
60-х годов неизвестный профессор
в санатории Кисловодска, обнару-
жив у пациента страшную аритмию
сердца, вдруг ошарашил Георгия
предложением начать каждое
утро... пить водку. По столовой лож-
ке. И бегать. Хоть шажком, хоть
рывком, но обязательно бегать!
Рецепт кисловодского профессора
впоследствии превратился в расхо-
жий лозунг «Бег — это жизнь!», но
для Георгия Косых он стал поисти-
не спасительным.

Что еще я знал о нашем неисто-
вом чемпионе среди ветеранов? 26
золотых, 1 серебряная и 2 бронзо-
вых медали висят у него дома на
красной ленте — результат победо-
носных стартов на соревнованиях
всех рангов — от всероссийских до
чемпионата мира в Швеции. Рекор-
дсмен мира в беге на 800 и 3000 м в
закрытом помещении, рекордсмен России на различных дистанциях,
начиная с 200 метров — 35,4 сек!
Вот, пожалуй, и все мои сведения о
долгожителе из Кургана.

А разве не интересно узнать, кто
же он родом, как жил «до новой
эры», т.е. до начала своей беговой
карьеры. Специально на эту тему у
меня состоялась встреча с Косых,
которая помогла мне успокоиться
и объемно представить облик мое-
го героя — человека горячего, чув-
ствительного к обидам, смелого,
трудолюбивого, с детства привык-
шего к первенству. К слову, о дет-
стве юного Георгия невозможно
слушать без переживаний...

… И детдомовский коридор

Косых — династия железнодо-
рожная. Отец, Алексей Алексеевич,
работал машинистом, пожил в Ки-
тае, во Владивостоке, затем приехал
в наши края. Георгий родился в Пе-
тухово, но он не был первенцем. В
1905 году появился на свет брат
Петр, а еще у Георгия были млад-
ший (на 2 года) брат Афонасий, сес-
тры Паша и Вера. Попробуй прокор-
мить такую прорву, если учесть, что
и у мачехи были свои дети. Уставал
и нервничал Алексей Алексеевич, а
отсюда и поступки совершал далеко
не педагогические...

Однажды лошадь, которую пас
маленький Жора, убежала, и разгне-
ванный отец пнул ногой в зубы сына.
Тот от обиды такой не заплакал, а
только сказал брату: «Ты, Афоня, иди
домой, а я уеду в Челябу». Учился
тогда Жора в первом классе. Узнав о
намерении сына сбежать, Косых-
старший заставил его раздеться и
голого выставил в коридор на мороз.
Спасибо учительнице, приютила, со-
грела. А через неделю Георгий все--
таки уехал. Вместе с Афоней. В Таш-
кент, где, как известно, было и хлеб-
но, и тепло.

Только сели-то братья в товар-
няк, направлявшийся в обратную
сторону. Ехали и на буферах, и на
крыше вагона. Афоня засыпал —
брат караулил, чтоб не свалился.
Где-то в Самаре начальник стан-
ции снял их с того поезда и отправил в Москву в пассажирском. А в
Москве — облавы на беспризорных.
Каково же было удивление милици-
онера, когда к нему заявились бра-
тья Косых и сказали: «Мы сами
пришли». Отправили их сначала в
Покровский приемник. А там был
«царек», над новичками издевал-
ся. Избил Афоньку. «Кто это тебя?»
— спросил Жора. «Вон тот»,—
всхлипнул Афоня, указав на обид-
чика. Георгий разозлился, кинулся
на «царька» и смял его, Больше тот
не обижал маленьких.

Оказались братья в детдоме Ру-
заевки. И здесь Георгий прослыл
борцом за справедливость. Даже
кличку приобрел уважительную—
«москвич». Видел он, какие безобразия творил директор детдома.
Взял и написал письмо в РОНО.
Приехала комиссия, больше того
директора не видели. А ребята из-
брали Жору Косых своим старо-
стой. Поэтому когда его спрашива-
ли, что он окончил, Георгий с удо-
вольствием отвечал: «Семь клас-
сов и детдомовский коридор».

Это было под Волховом

На фронт Георгий Косых пошел
добровольцем. Хотя работал маши-
нистом в локомотивном депо стан-
ции Курган и имел бронь. Он так
ответил комиссии: «Меня государ-
ство в детдоме воспитало, я дол-
жен идти его защищать». 0 даль-
нейших военных событиях Георгий
Алексеевич рассказывает сам:

— Сначала нас направили в дер.
Введенскую и начали учить на коман-
диров десантников. Дело в общем-то
привычное, до войны я был команди-
ром танка. Мне дали отделение, бой-
цы меня полюбили. По дороге на фронт
в поезде мы пели песню:

«Ко мне пташка прилетела,


Письмецо мне принесла...»

Такая жалостливая песня. Я все
вспоминал супругу Пелагею Ми-
хайловну с двумя малыми детьми
— Михаилом и Анатолием. Но когда
прибыли в район города Волхова,
стало не до воспоминаний, Немец
двигался ужасно. Мы должны были
не дать ему закрыть кольцо. И тут
приключилась неприятная история.
Один мой боец попросился до вет-
ра и принес из деревни жмых. Я тоже
покушал. Легли в шалаш отдыхать.
Подошел политрук, говорит: «На
тебя жалоба поступила, вы где-то
жмых взяли». Я объяснил.

Аккурат Сталин дал приказ: за
мародерство — расстрел. Я как бы
под эту статью подхожу. И боец
тоже. Командир 3-го отделения мне
завидовал и заложил нас. Меня
вызвали в штаб. Командир хватает
наган: «Я должен вас расстрелять».
Я тоже кричу: «Стреляйте! И гим-
настерку расстегиваю: — Вот вам
моя грудь. Я должен быть там, на
передовой линии, а не в могиле ле-
жать. У тебя совесть есть? Я доб-
ровольно пошел сюда, оставил жену
с детьми, тещу слепую, а ты — стре-
лять меня собрался».

Тот слегка остыл: «Ладно, ты иди,
а бойца расстреляем». — «Нет, так
не пойдет, стреляй уж обоих».—
«Хрен с тобой, забирай своего жмыхаря, идите».

Когда мы вышли из блиндажа, боец
кинулся меня обни-
мать, благодарить...

Первый наш бой.
Того, из 3-го отделения, убили. Мне
передали его бой-
цов. Мы стояли на-
смерть. Один пуле-
мет заглох — зак-
линило, патрон пе-
рекосился. Немцы
кричат совсем ря-
дом и кидают свои
гранаты с длинны-
ми ручками. Мы их
хватаем — и к ним обратно. Я наконец прорвался к
пулемету и — откуда силы взялись
— рванул ленту и освободил от
того патрона. Опять атаку отбили.
Был еще страшный бой возле
Мясного бора. Мы проползли через
болото, а немец нас не ждал, и мы
взяли плацдарм. Там я впервые
увидел «катюшу» и получил ране-
ние. Меня ранило в спину. Потом
еще... Спасибо врачу Головину, спас
руку. Мне влили кровь, а донором
была девушка. Я почему такой ве-
селый и разговорчивый? Потому
что во мне женская кровь.

Паровоз, вперед лети!

Два ранения да
контузия не прошли
для сержанта Косых
даром. Освободили
от армии под чис-
тую, дали инвалид-
ность второй груп-
пы. Но в том же 43-
м году простыла и
умерла от отека
легких любимая
жена Пелагеюшка.
Теща стонет: «По
миру пойдем». Спа-
сибо добрым людям — устроился водить
полуторку на хле-
бозаводе. А вскоре
и семья наладилась.
Брат Петр, живший
в Свердловске, по-
знакомил Георгия с
Сайнай, или Александрой Николаевной, как мы ее все
звали. Это была неразлучная пара
на протяжении 56 лет. Молчаливая
и незаметная Александра Никола-
евна лучше любого допинга помо-
гала Георгию Алексеевичу в дни его
триумфальных пробегов: заварива-
ла настои из шиповника и боярки (что-
бы сердце не шалило), караулила вер-
хнюю одежду да следила, чтобы не
слишком-то вперед рвался.

Так бы жить им да радоваться:
ему — побеждать в возрастной
группе до 100 лет, ей — варить ле-
чебные настои да заботиться о де-
тях Георгия и внуках (своих детей
у них не было). Но в жизни не бы-
вает все по-писаному. 1999 год в
памяти Георгия Алексеевича оста-
нется как самый черный и горест-
ный. 10 октября умер Афонасий
Алексеевич Косых. Тот самый Афо-
ня, любимый младший брат, кото-
рый вошел в историю локомотив-
ного депо Кургана как один из по-
четных его машинистов, кавалер
ордена Ленина. А на следующий
день ушла из жизни верная Алек-
сандра Николаевна. Тогда-то по го-
роду кто-то из сердобольных доб-
рожелателей распустил слух, что скончался сам Косых, Георгий
Алексеевич.

«Черта вам с два!» — в ответ от-
ветил сержант и машинист, чемпи-
он и рекордсмен Георгий Косых.
Оправившись от потрясения, он
снова взялся за свои 10-килограм-
мовые гантели. Снова стал отме-
рять по утрам привычные 3 кило-
метра. Откликнулся на призыв по-
кровителя и тренера Михаила Та-
кунцева и в феврале вышел на
старт «синтезовского» пробега.
Пусть не так молодцевато, но по
традиции вскинул вверх руки в ва-
режках, связанных Александрой
Николаевной.

А впереди у бегунов эстафета.
Впереди — Рябковский пробег.
Встречи со старыми друзьями, не-
забываемая атмосфера общего
старта и убегающих за спину мет-
ров. После финиша обнимет 90-лет-
ний Косых 70-летнего Катеринко и
задиристо прокричит бородачу в
ухо: «Ну что, пацан, куда дальше--
то побежим?»

 

Валерий ПАНИКОВСКИЙ

«Зауралье», 29.04.2000 г.

P.S. Умер 5 декабря 2000 г. Мир его праху!


Методические разработки для информирования населения о работе детского телефона доверия

Детский телефон доверия
8 800 2000-122

Правовой портал Нормативные правовые акты в Российской Федерации
В начало страницы      
Главная страница | Новости | Документы | Спорт | Статистика | Государственная служба | Противодействие коррупции | Карта сайта | Структура | Контакты | Приемная | Открытые данные | Поручения и указания Президента Российской Федерации | Профилактика нарушений антидопинговых правил | Охрана труда | Поиск
Главный редактор, исполнительный редактор Васильев А.А. ,
администратор сайта Федосеев Т. Н.
Техническая поддержка Управления информатизации
©2019 www.kurganobl.ru, обновлено 09.12.2019 15:52 , Статистика
Размер шрифта: Кернинг: Изображения: Цвет фона: